05 февраля 2019

Новая инжиниринговая компания «FBE» («FUEL BIO ENGINEERING» - ООО «Биоинвест») занимается строительством биотопливных заводов. Журнал "Международная Биоэнергетика" и ИАА «ИНФОБИО» обратилось с вопросами о рынке пеллет к руководителю предприятия Игорю Ступину. Какие изменения произошли на рынке биотоплива в последнее время, что стоит ожидать в ближайшие годы? Будет ли рост объемов производства в России и развитие внутреннего рынка или наша страна продолжит «работать на Запад».

- В 2018 году в России была принята «Стратегия развития лесопромышленного комплекса до 2030 года». Отдельная глава там посвещена теме биотоплива. В частности говорится, что общемировой спрос на пеллеты к 2030 году может вырасти с 27,8 до 41 - 52 млн тонн. В то же время на российском рынке в настоящий момент отсутствуют экономические и регуляторные предпосылки для использования пеллет в заметных объемах. К сожалению, в Стратегии подчеркивается, что несмотря на ожидаемый рост объемов производства пеллет, брикетов и другого твердого биотоплива, внутри нашей страны использования этих видов топлива не будет увеличиваться. Как Вы считаете, есть ли возможность изменить ситуацию и нужно ли ее менять? Правильно ли, что мы обслуживаем западные энергетические объекты, а внутри своей страны применяем ископаемые виды топлива?
- С каждым годом мы неизбежно идем к тому процессу лесопереработки, который, попросту говоря, и должен быть. А именно, обеспечение естественного возобновления леса, переработка отходов и, как следствие, получение высокой добавленной стоимости для предприятия лесопереработчика.
1 января 2019 года вступил в силу федеральный закон «212-ФЗ» с новыми правилами лесовосстановления. Печально, что только к 2019 году мы приходим к решению, что к лесу надо относиться по-научному. Представьте, наш выдающийся ученый Г.Ф. Морозов более 100 лет назад первым в мире (sic!) создал единое и цельное учение о лесе. Он разработал и выдвинул многие принципы лесоводства, которые только сейчас используются в Европе. Более того, одним из наиболее ранних в мире курсов лесоводства был курс Е.Ф. Зябликовского, изданного еще в 1804 году! Так что нам необходимо использовать то, что наработано нашими предками и отточено современными западными практиками. Я думаю всем нам это по силам.
Общаясь со множеством представителей лесной отрасли, я вижу желание заниматься переработкой отходов. Но либо не всегда есть достаточная информированность, либо уже обожглись на работе с недобропорядочными подрядчиками. Есть немало примеров, когда приобрели, запустили оборудование, а оно не выполняет заявленный объем или вовсе не работает. Соседи видят это, и предпочитают повременить. Но, поверьте, общее понимание того, что переработка отходов попросту неизбежна и необходима, я вижу часто. Поэтому данную стратегию считаю планом с пессимистичными показателями, на деле же, все будет гораздо позитивнее и потребление внутри страны будет расти. Таким образом ситуация будет меняться, и меняться только в лучшую сторону. У нас у всех просто нет другого пути.
- Ваша компания работает на российском рынке от Калининграда до Сахалина. Расскажите пожалуйста об особенностях российских регионов? Где выгодно ставить биотопливные заводы и почему? Где лучше обратиться к другим видам топлива?
- Здесь я «не открою Америку», если скажу, что вблизи источника сырья производство биотоплива (пеллеты, брикеты, щепа, древесный уголь) является самым выгодным занятием. Инвестиционные же проекты по типу «Green field» имеют свои особенности, экономически привлекательно совмещение с когенерацией, что приводит к практически полной автономости проекта. Но, например, в Иркутской области использование когенерации не совсем актуально из-за дешевизны электричества (около 2 руб. за кВт/час). В общем, мы стремимся к работе по EPC (M) контракту, который для простоты в России называется «под ключ», но включает в себя гораздо больше пунктов. Особенностью нашей компании является оформление партнерских отношений с клиентом задолго до основного контракта. Всю деятельность можно разделить на несколько блоков: маркетинговый (анализ рынка, среды и создание бизнес-плана, его защита в финансовых учреждениях), проектирование (в зависимости от сложности проекта есть свои особенности), строительство/монтаж (в соответствии со всеми нормами и требованиями СРО), сопровождение сделок и контрактов по сбыту готовой продукции (обеспечение контрактами из Европы и Азии), сопровождение в получение специальных разрешительных документов, сертификатов.
- В России построено достаточно много пеллетных и брикетных заводов, в основе большинства хорошо работающих предприятий – иностранное оборудование. Есть ли в России аналоги этому оборудованию? Так ли они надежны или пока лучше ставить ключевые позиции такие, как прессы, западного производства?
- Крупные проекты, чаще всего, реализовываются благодаря инвестициям всем известных финансовых учреждений, которые могут предъявлять определенные требования к поставщику оборудования. Наши иностранные партнеры позволяют нам заменять (при условии желания инвестора снизить капитальные затраты) часть транспортно-емкостного оборудования, которое мы либо производим сами, либо передаем необходимые чертежи инвестору, который может заказать это оборудование на местном заводе. Это снижает как капитальные, так и логистические затраты на доставку крупногабаритного оборудования. При этом очень важно, что гарантия завода-изготовителя сохраняется. Это стало возможно за счет нашего долголетнего сотрудничества, которое строится, с одной стороны, на понимании реалий российского рынка и, с другой стороны, требований иностранных поставщиков, трепетно относящихся к своей репутации. Вариант использовать только российское оборудование вполне жизнеспособен, но, если желаемая производительность ниже 1 тонны в час. По соотношению «цена-качество» - это более чем выгодный вариант.
- Биоэнергетическая отрасль России только создается, что нужно сделать, чтобы укрепить это направление у нас в стране и занять большую долю на мировом рынке? Пока доля России даже в пеллетной отрасли около 5%.
- Обращусь к своему ответу на ваш первый вопрос. Мы первыми в мире научным образом подошли к вопросу лесоводства. У нас самая большая в мире сырьевая база. Но мы «просели» в плане практического использования наших возможностей. Однако тенденция положительная, исходя из прогноза той же стратегии, упомянутой вами, производство пеллет в России может достичь 5,2 млн тонн в 2030 году. То есть увеличится практически в 5 раз. Конечно темп роста должен быть куда более быстрым, но как моя компания, так и вы, будучи информационным ресурсом, работаем в этом направлении.
- Расскажите о достижениях вашей компании в последнее время, что было сделано, что планируете сделать и как думаете, насколько вырастет рынок производства твердого биотоплива в России? В каких регионах будет особенный рост? Нужна ли государственная поддержка отрасли и какая?
- То, чем действительно гордится наша компания - это переход на рельсы EPC (M) контракта. Считаем этот фактор критически важным, так как именно комплексный всесторонний подход к реализации биотопливного проекта позволяет нам оправдывать ожидания инвесторов и аккумулировать необходимые компетенции, чтобы принимать непосредственное участие в развитии биоэнергетической отрасли России.
Государственная поддержка, безусловно, необходима. Однако экспертное сообщество должно принимать максимально активное участие в слушаниях, круглых столах и семинарах, чтобы наши законодатели принимали наиболее эффективные законы, стимулирующие рост отрасли. Так как бывают случаи, чащего всего на местах, когда инвесторы не очень рады поддержке, говорят, что справились бы сами лучше, без поддержки. Тут делайте выводы сами.
Из последних позитивных примеров стоит озвучить инициативы РЭЦ. Одна из них - это поддержка экспортных поставок, субсидирование логистических затрат до 80%.

 

 

Если у вас есть необходимость в консультации Игоря Ступина, вы можете обращаться по телефону: +7 (910) 891-28-64 или по контактам с сайта fberus.com

 

Смотрите также по темам: